Вас что-то беспокоит? Хотите поговорить об этом?

Главная » Публицистика » Бодался Солженицын с дубом

Бодался Солженицын с дубом

На днях дочитал автобиографические заметки Александра Солженицына «Бодался теленок с дубом», в связи с чем и вообще хочется некоторыми мыслями поделиться, ибо одному их думать не интересно. Да простят меня читатели, что я вынужденно реанимирую здесь дискурс 80-х или 90-х годов, но если он дотянул до сегодняшних пор и подает признаки жизни, то почему бы и нет, подумалось. Тем более, что и не я один такой некрофил-реаниматор. Все общество, за редким исключением, бредит Сталиным, 37-ым годом и государствообразующими массовыми расстрелами. В эту канву означенные записки Солженицына ложатся, на мой взгляд, очень даже органично и даже своевременно.

Чтобы не было подозрений меня, рептилоида, в каком-то придыхательном отношении к Александру Исаевичу, ниже стоит цитата из энциклопедической статьи. Но в свое время «Архипелаг ГУЛАГ» меня довольно глубоко «перепахал».

Глубоко ПГМный персонаж, в школе носил крестик, что вроде как противоречило идеологии в глазах учителей, но не в его собственных. До лагерей Исаич очень котировал Ленина, но как-то по своему, по-христиански, в 1936 году вступил в комсомол. Есть мнение, что этот ход был тончайшим троллингом, Анонимус, но оно в корне неверное. В университете изучал матан, историю и марксизм-ленинизм, за что получал сталинскую стипендию.
Всегда был приверженцем идеи глубокого влияния веры на русского человека и посконно-домотканных традиций, от чего и бородат.


Как существо, чуткое к психическим девиациям, в «Теленке…» (так неоднократно в тексте сам Солженицын ссылается на свои заметки) я отмечаю налет самогероизации и самолюбования, которое и Солженицые рефлексировал в «В круге первом», например, фразой «вот идет граф Сологдин». К этому надо быть готовым, как и к громким метафорам и смелым обобщениям, на которые автор щедр. Да и кто не поедет слегка крышей, пожив в СССР, посидев в лагерях, пережив тяжелую болезнь и повращавшись в кругах той интеллигенции. Простительно и понятно это.

Один публичный деятель современности уже брался за фигуру Солженицына, да, подержавшись недолго, там же и бросил. В массы он бросил лишь два упрека. Что нельзя есть мороженую доисторическую живность в виде тритонов и кистеперых рыб, тем самым обвиняя неполживого Саича во лжи, ведь он в начале «Архипелага…» красочно живописал, как зэки вытапливают эти источники белка изо льда, ссылаясь на какую-то газетную публикацию. Это первый упрек. А второй, что не могли из телячьих теплушек, перевозивших заключенных к месту вечного упокоения отбывания наказания, запросто выкидывать выбывших за прекращением жизнедеятельности, ибо это отчетность нарушает. За пропавших зэка, мол, спросят, не убежали ли они. Мне эти придирки кажутся мелочными и недостойными. Не надо так. Означенный деятель, видимо, и сам это понял, и его «Солженицынские чтения», начатые помпезно и весело, прекратились. Но хомячки интернетные, нет-нет, да и помянут именно эти два момента. Ибо сами грамоте не обучены, а на пропаганду лысой гоблоты падки, будучи малолетними долбо..бами, для которых тот деятель и вещает свои выкаки.

«Теленок» охватывает своим повествованием время от начала профессиональной писательской деятельности Солженицина, отмечаемой публикацией «Одного дня Ивана Денисовича» в «Новом мире» под руководством Твардовского, до выхода политического изгнанника из самолета, в котором его выслали из страны. Всего это заняло около 10 лет, с начала 1960-х, до середины 1970-х, плюс-минус. Под образом теленка автор понимает себя, а в дубе запечатлевает советскую систему кровавой гэбни и партноменклатуры, которая то дуб, а то пень трухлявый. В этой трухлявости, наметившейся в 1960-х, сильное отличие режима совка позднего от совка сталинского, классического, воспеваемого в «Архипелаге ГУЛАГ». ГУЛАГ Архипелаг, казалось, долженствующий обличить систему репрессий, послужил, нам кажется, ее укреплению в массовом сознании, особенно читающей либеральной прогрессивной интеллигенции, которая была им напугана-перепугана и ждала встретиться именно с такой. Тогда как в «Теленке» она показана более трезво, приближенно к настоящему дню и представляет что-то нерешительное, анемичное, безликое и безрукое. Которое и репрессировать никого толком не в состоянии, опасаясь негативных замечаний с Запада. И которое если и арестует, то на день, как самого Солженицына, которому сначала предъявили обвинение в измене родине, а на следующий день выслали из страны, не в силах довести дело до расстрела или даже нового срока. Бессилие налицо.

Так что еще раз отмечу, что изучать репрессивный аппарат СССР, а потому и современной РФ, лучше именно по «Теленку», по которому он убог, нестрашен, хотя и отвратителен. Впрочем, как и вся государственная система. К чтению крайне рекомендуется.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: