Вас что-то беспокоит? Хотите поговорить об этом?

Главная » Публицистика » А был ли социализм?

А был ли социализм?

Найдя себя в положении тяжко беспокоящегося за отсутствием в организме экзогенного этилена о судьбах своей родины, в том числе и исторической, отчего пребывая в бессоннице и настроении философическом, обратился к тупичковой ветви публицистики, представленной в Тупичке духовного отца мелковозрастных дебилов Димитрия Свет-Юрьевича Пучкова, а по оперативной погоняле — Гоблина. Начавши с нарративов резидента оного Тупичка Клима Александровича Жукова, состоящих — на момент данного излияния души — из частей ун и до, аз грешный втянулся и далее перешел на упомянутого ими Михаила Васильевича Попова. Вот что животворящий продакт-плейсмент делает с людями!

Посмотрел я Попова немало, при том что каждое его полотно исполнено в полутора — двух часах астрономического времени. Завершил я знакомство с означенным философом его лекторией с многообещающим названием «В каком мире мы живём?». Сулящем многое и таки его давшем. Накопленная уже масса пропагандства несусветного достигла на означенном видеофильме состояния критического, послужив той последней соломинкой, вызывающей у верблюда баттхерд с внутренним бурлением говн и окислительной реакцией на границах пукана, сопровождающейся возникновением пламени и обугливанием органики. В просторечии — горением.

Прозревая мысленным оком, что не все слушатели означенных персонажей отделаются легко и могут вместо физической реакции выдать ментальную, став на всю жизнь инвалидами по голове, подобными им и, отчасти, вашему покорному серванту, хотелось бы предостеречь и направить ту реакцию в русло конструктивное, русло критическое. Сразу означу, что я не согласен ни с Пучковым, ни с Жуковым, ни с данным Поповым, и со своей стороны предлагаю взять все и поделить. Взять все ими сказанное и поделить на составляющие, за что не взялась бы никакая Золушка и какая Золушка бы тоже не взялась, потому что их словесный бисер будет покруче чечевицы и гороха, ибо сыплют они им без счета, налево и направо и через плечо с закруткой. Все, чтобы малолетние почитатели Гоблинства страдали и пополняли полки доблестного ватства. Мы же это разложим по частям и приправим щепоткой соли. Ибо человеколюбивы еси.


Проницательный читатель уже догаался, и я его не обману, что речь пойдет о революции социалистической, которую мумия Ленина, когда она еще не была мумией, а ходила посреди наших дедов своими ногами, звала скромно «переворот». Европейская философская мысль, эстафету которой пытался принять Ленин, а затем и Сталин, из слабеющих рук которого ее принял Пучков (нет, не принял, это единственная шутка, какую я мог себе позволить в серьезном нОучном тексте) говорила о смене империалистической стадии капитализма начальной стадией коммунизма. Сама наша великая мумия и учитель сомневалась сначала, что можно миновать развитой капитализм и шагнуть сразу в социализм прямиком из феодализма с элементами капитализма (а элементы капитализма были и в рабовладельческом Древнем Риме, чтоб два раза не ходить). Но потом смекнула, что вчера было рано, а завтра будет поздно, и шагнула через дверь по имени сегодня куда-то в район того самого рабовладения.

Философия эта проклятая, с Энгельсом и Каутским, не говоря уже о нерукопожатных прочих, учит о тождестве с самими собой. Но в наличной перед Февралем русской дествительности, насколько ее доносят сказители, даже феодализм был какой-то не такой, феодализмом курильщика. О капитализме было до конституции рано говорить. А после сталинской конституции стало говорить поздно, и к тому же небезопасно. В связи с чем революционное, то есть титушечное сознание, граничащее с революционным сознанием, а то, в свою очередь, сливающееся с бессознательным, сиречь — животным, существует и поныне, когда то, что по закону нельзя, очень даже можно когда сильно хочется правильными с их собственной точки зрения людьми.

Классики марсизма опираются на производительные силы и экономику. Мы могли бы извернуться ужом и внести в поведение масс еще и накапливаемый культурный гештальт. Сказать, что когда выполнять законы обязательно не только простолюдинам, но и королям, то лишь тогда можно исследовать производственные отношения и кому что положено политически. Но пожалеем людей. Мы и так достаточно испытываем терпение читател яразрывом логических связей приблизительно в этих абзацах. Достаточно сказать, что ораторы Тупичка все время сбиваются с экономики на политику, выдавая продукт советской пропаганды за наличествующую действительность.

В то же время, если отвернуться от политики и смотреть на беспримесную экономику, то станет очевидным тот факт, что переход к социализму в России в 1917 году еще не созрел, сколько бы ни бегали по Петрограду матрос с солдатом, выполняя приемы стерльбы из винтовки. Стоял вопрос простой, о переходе к законным основам существования общества от абсолютизма, сопряженного с диктатурой бюрократии чиновников, фактически руководящих жизнью общества. Если у кого-то повернется язык назвать это жизнью.

Если сего недостаточно, то напомним, что одна страна к социализму не переходит, а переходит мир. Хотя первые кристаллы возникают в отдельных странах. Очевидно, что эти кристаллы могут возникнуть лишь в тех странах, которые экономически ушли дальше в терминах примитивной производительности. В тех странах, что задают тренды. Даже при Сталине тренды советская экономика не задавала, постоянно отставала и через большую кровь пыталась догнать, но как-то без успеха, оставаясь на правах перенимателя технологий. Сама она, как более отсталая, фактически феодально-рабовладельческая, в инновациях, кроме оружия, не нуждалась. Но ружья и дикарь понимает. А вот что он не обладает общественным развитием не только для их создания, но и для поддержания в эффективном рабочем состоянии, это факт. «Англичане кирпичом ружья не чистят.»

Двух упомянутых доводов здравого смысла достаточно, чтобы понять, что в октябре 1917 года социализм в России не возник, как не возник он и до сих пор, хотя какие-то декорации, постоянно норовящие упасть на голову, все же присутствуют. Но это именно декорации для скрытия неприглядной действительности. Нетождественность реальности ее декларации. Декларации — декорации… Прикольно.

Констатировать сие вдвойне грустно, поскольку ораторы тупичка сами все вроде бы знают. Но уложить в систему не в состоянии. И не видят социализма в американских демократах, например. Мне кажется, они попадают в религиозные силки, заставляющие думать о себе в категориях «хорошие», но делающие отсюда вывод, что мы непременно и прогрессивные, тогда как мы просто хорошие в предлагаемых условиях. Или не очень. Но как нет эволюции в понимании восхождения ко все большей развитости в биологии, так ее нет и в социуме. Хоть планетарном, хоть локальном. Эволюция лишь приспособление к изменяющимся условиям мира. Кто не приспособился, тот как вид стал ископаемым. Противорецие же между общественным производством и частным присвоением продуктов производства решается уже сейчас и начинала решаться уже давно через прогрессивные налоги и минимальный размер оплаты труда. Ораторы упоминали эти меры, но возбуждало их лишь обобществление средств производства. Эти две экономические меры, выполняемые демократическим государством, превращают капиталистический строй в социалистический, если не в коммунистический. Ибо теперь, а именно при высоком развитии производства, нет необходимости работать всем, да и не у всех есть возмоность, будем откровенны. А с желанием и того хуже. И чем несправедливее и несвободнее общественный строй, тем такое желание все меньше и меньше.

И вот уже пенсионеры и инвалиды испытывают к себе при декларируемой социальности фактически скотское отношение. И началось это не сегодня. Уже после Второй Мировой деды-которые-воевали, до их пор не получившие квартир, еще легко отделались. Потому что когда миллионы калек стали уязвлять взгляд румянощеких тыловых чекистов и вальяжных партийцев, то они были отправлены с глаз долой подыхать в интернатах как раненые собаки. Интересно было бы почитать об этом проявлении гения Сталина в архивах в именах и цифрах. О конкретных судьбах, а не обстрактных дедах из бессмертных полков.

В этом отношении проявилось, что девиз «от каждого по способностям — каждому по труду» не столько социалистический, сколько рабовладельчески принудительный. Даже «от каждого по способностям, каждому по потребностям» — не столько коммунизм, сколько хлев с тяглыми животными. Что-то более-менее человеческое может быть лишь в «от каждого по желанию, каждому какой-то минимум, на который можно быть достойным членом общества, а еще кто что себе заработает, за вычетом налогов, если заработает очень много с помощью наемного труда».

Я сделал все, что мог. Кто придет за мной, пусть сделает больше. Можно прямо в комментариях.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: